Создатель Nier: Automata Йоко Таро объяснил, почему хочет, чтобы его игры проваливались

Создатель Nier: Automata Йоко Таро объяснил, почему хочет, чтобы его игры проваливались

На прошлой неделе на Конференции Разработчиков Игр (GDC 2018) в Сан-Франциско сотни человек выстроились в очередь, чтобы послушать человека в жуткой лунной маске.

На обсуждение насущных вопросов в сфере видеоигр в городе собралось порядка 28.000 авторов, и одной из важнейших тем стала Nier: Automata, неожиданный сиквел к ролевой игре 2010 года. К удивлению для всех, в прошлом году детище PlatinumGames стало очень громким событием в игровой индустрии, отхватившим порядочное количество наград и продавшимся тиражом более двух миллионов копий. По сути, всё это привело к тому, что главный разработчик игры, Йоко Таро, был возведён в ранг культовой знаменитости. Это большая жизненная перестановка для столь скромного Таро, который в большинстве случаев носит на публике маску, чтобы никто не видел его лица. «Меня раздражает, что все вокруг так меня возвышают», — делится создатель.

Создатель Nier: Automata Йоко Таро объяснил, почему хочет, чтобы его игры проваливались

Nier: Automata была выпущена в марте прошлого года и конкурировала с зубодробительными блокбастерами в лице Horizon Zero Dawn и The Legend of Zelda: Breath of the Wild. Тем не менее, игре удалось выстоять натиск этих двух титанов и занять свою нишу благодаря мрачному сценарию, завораживающему своим действием игровому процессу, блестящему саундтреку и, конечно же, бесподобной структуре повествования. Игроки могли проходить игру несколько раз подряд и постоянно открывать для себя историю с разных ракурсов. Само существование такой игры уже подобно чуду. Оригинальная Nier продавалась весьма посредственно и не особенно была обласкана критиками. Но Йосуке Саито, продюсер Square Enix, свято верил в игру и в Таро, и не раздумывая дал зелёный свет на разработку продолжения. Однако, новая часть вышла с некоторыми оговорками.

Фактически Таро не является работником Square Enix, а предстаёт в качестве фрилансера. Саито обнаружил, что работа над первым Nier велась изо всех сил, когда Таро работал из собственного дома. Поэтому он попросил руководителя разработки переехать в Осаку и заняться своими обязанностями в офисах PlatinumGames. Platinum хорошо известна по таким экшенам, как Bayonetta и Vanquish, и Саито полагал, что ее сотрудники смогут улучшить технические аспекты игры, наиболее слабое звено первой Nier. Вопрос состоял лишь в том, сможет ли чудаковатый Йоко Таро ладить с относительно молодой командой Platinum.

Создатель Nier: Automata Йоко Таро объяснил, почему хочет, чтобы его игры проваливались

«[Саито] хорошо меня знает, поэтому он в курсе, что, когда я говорю, что мне не нравится человек, это действительно так и есть», — отмечает Таро. «Я просто не хочу работать с этими людьми. Такой вот я. Мы оба не имели представления, что на самом деле из себя представляют PlatinumGames, но мы действительно думали, что среди них будут очень сильные и уверенные в себе личности. Мы просто не были уверены, сможем ли мы работать с ними вместе. Саито переживал, что это может не сработать, и поэтому он приговаривал: «Просто попробуйте сделать что-нибудь сообща за полгода. Если ничего не получится, я просто прикрою проект и выброшу в корзину пару миллионов долларов». Вот так мы начинали».

Чувство опасения было взаимным, особенно для ведущего геймдизайнера Такахисы Тауры, который был поклонником прошлой работы Таро. «Мне нравился предыдущий Nier, и я любил Drakengard, но наши видения с Йоко сильно различались», — объясняет Таура. «Я понимал, какая это большая ответственность, и был сконфужен ею». Йоко Таро, весёлый и гиперактивный, говорил так быстро, что его переводчик на GDC едва поспевал за речью. А ещё он любил пускать в ход самоуничижительные шуточки.

Успех сиквела оказал глубокое влияние на Таро. Раньше он мирно покоился в среде нишевых игр, однако популярность Nier: Automata вывела его на новый уровень, благодаря чему его стали везде узнавать — и в этом амплуа ему явно некомфортно (отсюда и маска). «Лично я не хочу, чтобы меня рассматривали как того единственного человека, который отдувается за всю игру», — объясняет Таро. «Конечно, я понимаю, что это моя прямая обязанность как геймдизайнера и создателя предыдущей части. Но люди, которые на самом деле потеют над игрой — это молодые разработчики из PlatinumGames, и я хотел бы обратить внимание на них».

В этот момент разговора вмешивается дизайнер Таура, который уточняет, что «в то время, когда большой коллектив работает над игрой, руководитель разработки — это тот человек, который объединяет и направляет усилия своей команды, чтобы создать цельный продукт. Поэтому я считаю, что он действительно должен быть лицом игры и только он должен представлять её публике» (по словам Таро, это всего лишь хитрость, сказанная для того, чтобы Тауре не пришлось давать ненавистные интервью).

Однако, в то время как Йоко Таро был публичным лицом Nier: Automata, дела Тауры и его команды из PlatinumGames также пошли в гору. Сооснователь Platinum Хидеки Камия написал в Twitter, что работа с Таро над Nier: Automata буквально спасла студию, которая попала в тяжёлое положение после отмены эксклюзива для Xbox One под названием Scalebound. Продажи детища Таро не только принесли финансовый успех компании, но и показали, что PlatinumGames может предложить гораздо больше, чем просто хороший геймплей — они способны сделать одну из самым популярных ролевых игр за многие годы. «Я убеждён, что это изменило мнение людей о нашей компании разработчиков», — говорит Таура, отмечая, что студия начала получать море интересных предложений после выпуска Nier: Automata.

Разумеется, с повышенным вниманием повышается и планка ожиданий. Пока не ясно, будут ли дальше PlatinumGames работать в коллаборации с Йоко Таро, хотя обе стороны смотрят на эту возможность вполне позитивно. Также неизвестно будущее серии Nier. Одно можно сказать точно — Таро вовсе не хочет расширять свою аудиторию. «Я бы хотел продолжать терпеть неудачи. В этом случае мне легче думать о том, чем я ещё могу заняться в будущем. А если я окажусь успешен с той или иной игрой, мне придётся следовать по её пути».